Выпивайте российское. И не морщитесь!

Выпивайте российское. И не морщитесь!

На новогоднем столе бутылки вина выглядят не вполне патриотично. Но правительство знает, что делать

Под Новый год министры вспомнили, что надо позаботиться о предстоящем всенародном застолье. И чтобы мы под бой курантов не просто произносили тосты, а еще и поддерживали отечественного производителя. Если с закуской благодаря эмбарго вопрос в общем и целом решен, то вот про выпивку такого не скажешь. За праздничным столом бутылки вина выглядят не вполне патриотично. Ну вот теперь правительство и придумало, как это дело поправить.

Идею подсказали неугомонные крымчане. Они уже дважды выходили с инициативой распространить продовольственное эмбарго на импортные вина, но понимания не нашли (хотя, согласитесь, непонятно, почему есть французский сыр нельзя, а пить французское вино можно). На этот раз родился компромиссный вариант. Ассоциация виноградарей и виноделов Крыма обратилась в правительство с просьбой ввести 30-процентные квоты для отечественной продукции в магазинах и ресторанах.

Премьер идею поддержал и дал поручение министру сельского хозяйства Александру Ткачеву подготовить предложения. Можно не сомневаться, что задание постараются исполнить оперативно. Министр, что называется, погружен в тему: он еще в бытность кубанским губернатором всячески продвигал местное виноградарство, где в то время вела успешный бизнес его супруга.

Реклама 20

Надо признать, что отечественные виноделы в поддержке реально нуждаются. Это не пшеница, которую весной посеяли, а осенью уже урожай продают. От посадки лозы до сбора винограда пройдет 5-6 лет, а еще ведь надо построить завод, наладить сбыт… Поэтому виноградников закладывается крайне мало, их площади сегодня вдвое меньше, чем даже во времена пресловутого сухого закона в перестроечные времена.

К слову, после присоединения Крыма случился всплеск: по оценке ретейлеров, за два года доля отечественных вин на прилавках выросла вдвое. Но с прошлой зимы начался спад, в последнее время продажи их сократились на 15%. Это на фоне растущего импорта из Европы и Южной Америки. Глава Ассоциации виноградарей и виноделов Крыма Янина Павленко откровенно назвала причину: «Мы совершенно не способны тягаться с импортерами по себестоимости продукции. В других странах есть субсидирование и дотации для собственных производителей».

Читайте также  Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека сообщает, что в последнее время в различных субъектах Российской Федерации регистрируются случаи отравления фальсифицированной алкогольной продукцией, в том числе копирующей известные бренды.

Наши виноделы, судя по всему, на финансовую поддержку не рассчитывают. Поэтому и предлагают теснить конкурентов известными с советских времен административными мерами. Однако эффективность последних у экспертов вызывает большие сомнения. Довольно трудно представить, чтобы частные торговые сети в ущерб собственному бизнесу брали товар, на который падает спрос. Но даже если торговля возьмет под козырек и заполнит треть прилавков отечественным алкоголем, то никакие постановления не заставят граждан покупать бутылку исключительно из патриотических соображений. А наши вина, положа руку на сердце, проигрывают не только аналогичным французским, итальянским и чилийским, но даже грузинским и молдавским. В том числе потому, что самые массовые и доступные по цене сорта разливают на российских винзаводах из дешевого импортного сырья.

В цивилизованном мире с конкурентами борются другими методами. Во Франции и Испании, Чили и США, Новой Зеландии, Австралии приняты специальные законы, регулирующие виноделие в масштабах страны и конкретных регионов.

Как правило, отрасль находится в ведении специальных территориальных департаментов, отвечающих за производство продуктов питания. Они строжайшим образом следят за тем, чтобы продукция соответствовала вековым местным традициям, а также заданным параметрам качества и техническим регламентам. Вина провинции Бордо или Венето ценятся, потому что на любой этикетке можно прочитать, где именно, когда и кем они произведены.

Все это, безусловно, известно нашим чиновникам, среди которых хватает подлинных знатоков хороших вин, а некоторые даже с производством знакомы не понаслышке. Помнится, еще весной 2014 года премьер Дмитрий Медведев на совещании в Абрау-Дюрсо пообещал местным производителям подготовить закон о вине на основе европейского опыта. Чтобы отделить виноградарей от «химиков», как в профессиональной среде называют производителей пива и водки, и приравнять к сельхозпроизводителям. Это первый шаг для целевого налогового регулирования и системного субсидирования.

Читайте также  Предприниматели Хабаровского края перешли на новую систему учета алкоголя

И что в итоге? Только минувшей осенью Госдума рассмотрела закон о виноградарстве и виноделии в первом чтении. Никто не скажет, дойдут ли депутаты до второго чтения на весенней сессии. Потому что Минфин говорит, что денег нет, а переломить ситуацию в отрасли невозможно без налоговых льгот и государственных инвестиций.

В этой связи показателен пример бывшего министра сельского хозяйства Виктора Семенова, владельца компании, производящей овощи под брендом «Белая Дача». Как раз в то время, когда в правительстве начались разговоры о поддержке виноградарства, поля «Белой Дачи» приросли четырьмя гектарами в шато французского Прованса. «Я думал заняться виноделием в Краснодарском крае, — признавался Семенов «Ведомостям». — Но когда оценил все эмоционально-организационно-физические затраты, то понял: после всей той разрухи, к которой привела антиалкогольная горбачевская кампания, моей жизни не хватит на то, чтобы сделать здесь хорошее вино».

Наверное, под этими словами могут подписаться многие отечественные производители, которые не оценили тех самых «эмоциональных затрат» и попытались заниматься виноградарством у себя на исторической родине. Хотя в этой ситуации вряд ли стоит хулить Михаила Сергеевича, ибо после завершения антиалкогольной кампании прошло столько времени, что могли бы вырасти и плодоносить десятки тысяч гектаров виноградников. Могли бы — но не выросли и не плодоносят.

Остается добавить, что покупка и инвестиции в прованское шато с виноградниками обошлись экс-министру в миллион евро, то есть вложения составили 250 тысяч евро на гектар. Много это или мало? Как раз на этой неделе российское правительство выделило крымским аграриям 200 млн рублей, из которых 80 млн надлежит направить на поддержку виноградарства. На славном полуострове сегодня около 30 тысяч гектаров виноградников. Если пересчитать по текущему валютному курсу, получится меньше 40 евро на гектар. Ну и что там при таком финансировании может вырасти?

Читайте также  Минсельхоз предложил запретить ввоз импортных виноматериалов в РФ.

Василий Соболев

Рекомендованные статьи